ПН.-ПТ., с 9:00 до 18:00
+7 495 221-56-43
Интернет-магазин

Феминизм в барбершопе. Девушка-барбер о работе с мужчинами

Барбер The Lord Катя Игнатова — о любви к коротким стрижкам у девушек, о сложных клиентах и о том, почему нужно ломать традиции барбершопов как «пространства без женщин»
17 Июня

Барберинг вытащил меня из депрессии. Я училась маркетингу и рекламе, и спустя три курса мне всё это категорически перестало нравиться. Хотелось делать что-то своими руками, например, стать ювелирным мастером, но это слишком сложно. Совершенно случайно я наткнулась на статью про женщин-барберов в Лондоне. Они рассказывали про свою работу и с мужчинами, и с женщинами. Меня это вдохновило, и деньги, которые я собиралась потратить на университет, я решила потратить на обучение барберингу. В итоге депрессия волшебным образом исчезла.

Школу я выбрала по сайту с самым красивым оформлением. Просто потому что выбор был очень маленький: я загуглила курсы в интернете и остановилась на Barber Wanted. Я училась у Игоря Федоренко — у него большой опыт, 25 лет. Он действительно хорошо и понятно объяснял, какую технику применять к какой структуре волос и как подбирать лучшие решения к внешности людей. Сейчас я бы хотела поучиться еще и у Максима Никиточкина, который делает потрясающие геометричные стрижки, и Ника Воронина, который делает очень талантливые фейды.

Я была единственной девушкой в группе. Но мне всегда нравились короткие стрижки, фейды и кроп кат, и я хотела этому научиться. Брить волосы машинкой — моя любимая медитация.

Потом я поняла, что в России барбершоперская тема очень мизогинична.Женщин отпугивает сама концепция барбершопов — «места для мужчин». Они либо сами не ходят туда, потому что мало кто решается на короткие стрижки, либо их просто не пускают. Я и сама пыталась подстричься в разных салонах, но мне отказывали: «Извините, девушек не стрижем».

В Штатах и Европе уже давно ушли от того, что барбершоп — это пространство без женщин. Изначально это просто были места, где мужчину могли подстричь за очень низкую цену. Туда ходили люди с доходом ниже среднего. Сейчас туда спокойно ходят и женщины — их обслуживают в любом из таких салонов.

Проблема существует и в головах владельцев барбершопов, и в головах клиентов. Большинство мужчин ведется именно на агрессивный маскулинный маркетинг: «Приходи в наш барбершоп, отдохни от своей жены». Сразу возникает вопрос, зачем ты женился, если тебе надо отдохнуть от своей жены? Еще более парадоксально, что вся эта маскулинная культура страшно гомоэротична.

личико.png

Иногда я испытываю сильное внутреннее противоречие: я феминистка, а, по сути, обслуживаю мужчин. Но я люблю делать короткие стрижки, и процесс доставляет мне удовольствие. Если относиться к клиенту просто как к клиенту, то никакого конфликта не будет.

Некоторые мужчины специально ищут в барбершопах мастеров-женщин.Им неловко, когда другой мужчина стрижет их и трогает им голову. Они просто привыкли что в салонах должны работать женщины.

Многие мужчины ожидают от женщин-парикмахеров еще и эмоционального обслуживания. Я таким не занимаюсь и всегда веду себя нейтрально. Некоторые барберы иногда работают как «психотерапевты». Но для этого нужно очень много эмоционального ресурса.

Первый человек, которого я подстригла — я сама. Не считая экспериментов в 13 лет, я еще и сама побрила себя машинкой. Первый другой человек — модель в школе. Сейчас я смотрю на фотографии с результатами и мне хочется плакать от того, что я с ним сделала. Хорошо, что преподаватель все поправил после меня.

Как девушке, предложений о работе мне приходило меньше, чем моим одногруппникам. Нас приглашали в салоны сразу после обучения. На первом месте работы атмосфера была очень токсична: постоянные разговоры про стрип-клубы и женские задницы.

Никто никогда не отказывался стричься у меня, потому что я женщина.Но как-то к нам зашел мужчина, который хотел без записи подстричься у свободного мастера. Его отправили ко мне, и он буквально удивился: «Женщина в барбершопе — это что вообще такое?!» Я просто спросила его, нужна ли ему стрижка, и он ответил: «Да», и я приступила к работе.

У мужчин в России очень плохая генетика. У них много проблем с кожей и волосами. Иногда лучшее, что можно посоветовать некоторым из них — побриться налысо. Не из грубости, а потому что ничего другого с волосами сделать нельзя.

Самые сложные клиенты — лысеющие мужчины. Бывает трудно подобрать что-то, чтобы потом стрижка выглядела хорошо. Если волосы плохие, нужно уметь предсказать, как они себя поведут. Нужно расспрашивать клиента, стригся ли он раньше коротко, укладывает ли волосы и насколько они послушны.

Самые неприятные клиенты — пожилые мужчины. Им до сих пор странно видеть людей с татуировками и девушек с короткими стрижками. Мой первый клиент в самый первый рабочий день сразу после стрижки подошел к администратору, чтобы спросить, мальчик я или девочка — будто это как-то влияет на результат моей работы.

Я не навязываю клиентам тренды. Меня часто просят сделать что-то на свой вкус, и я выбираю стрижку, которая подходит человеку с его формой головы и лица. Но когда приходит клиент с хорошими волосами, я предлагаю сделать стрижки, которые выглядят здорово именно на таких волосах, даже если клиент скромно попросил что-то совсем простое.

Я очень люблю, когда приходят мужчины с хорошей бородой. Есть пространство для творчества, все можно очень красиво оформить. Но чаще приходят мужчины с пятью волосинками, называют это бородой и просят с ней что-то сделать. Приходится придумывать.

Мужчины часто спрашивают о волшебных таблетках для волос, но не готовы каждый день ухаживать за собой. Хотя в некоторых ситуациях структуру волос могут сделать лучше обычные маски, шампуни и другие уходовые средства.

Я не знаю секретов красоты, но иногда мою свои волосы кошачьим шампунем. Тогда они меньше пушатся.